Осенние настроения

Подростковое

Когда-нибудь нас не станет,
Точнее же - после той
Минуты - когда местами
Поменяемся с пустотой.

Но здесь не станет пустее, -
Ну, может, в мелькании дней
И ночей - в одной из постелей -
Немножечко - холодней,

И руки - когда потушен
Свет и вся ночь впереди -
Вдруг крепко прижмут подушку
К бледной впалой груди...

То, что мы любим

Подари мне опять свою вечность -
Как купание в жидком гелии.
Подари мне еще один вечер -
Все равно я только и делаю -

Что вечерничаю - и ночь моя
Только скалится, жадно щеря
Пасть - внутри ее - многоточие
Дней, неубранная пещера

И очаг - но нет Буратино -
Чтоб проткнуть его цапельным клювом...
Как тебе такая картина? -
А ведь это то, что мы любим...

*   *   *

...темнота натекает
в горсть - ты ее лизни -
она на вкус не такая -
как то, что между людьми -

она не имеет вкуса -
но растекается там
липко, тепло и густо -
по причинным местам -

и бьет наружу - фонтаном -
фантомом - слепая часть
тела - стержнем хрустальным -
и раздирает пасть -

как льву Самсон в Петергофе...

*   *   *

...я хочу отсюда сбежать -
и вагон мой скребет перрон,
отъезжая - но шпалы лежат
поперек... описать пером -

это в сказке так можно сказать -
но остыл в подстаканнике чай,
по вагону бродит сквозняк
и колеса на стыках стучат -

будто всадник куда-то мчит...
ты кого-нибудь в гости ждешь?..
ночь темна
горизонт нечист
и к утру соберется дождь...

home, sweet home

наверно, его и не было -
этого милого дома -
где стены исписаны набело,
а полы - со следами

бездомных гостей... наверное,
нужно принять на веру -
что у ворон и воронов -
тоже должен быть кворум...

они говорят "ши-каррр-но" -
но предпочитают падаль...
дай бог им побольше корма,
дай бога им - чтобы подал...

*   *   *

...давайте все сейчас расставим
по полочкам, нацепим кольца,
намажем губы - и растопим
льды арктики... я вижу пальцы,

что вычечетывают танго
по клавишам в безумном темпе...
я вижу берег - если там бы...
и человека - если с ним бы...

не знаю как у вас - но в этой
реальности - сегодня рухнет
мой личный вавилон - да вот он
уже трещит по каждой рифме...

не ваш район

...здесь подвывает в щели
ветер, и между домами -
не улицы, а ущелья,
и ветер идет за вами

в потемках, мусоля кислый
потухший окурок... стены
пронумерованы - числа
на них лишены системы -

случайны - cовсем как вы тут -
заблудившийся мальчик,
и перекресток - выход -
одим фонарем маячит

так далеко...

после стресса

не помню. может, чего-то съела.
возможно даже - еще на полдник.
потом сказала кому-то смело
то, что подумала... нет, не помню,

что там конкретно. наверно, выпад
был некрректной фигурой речи.
быть может, был перед этим выпит
стакан джин-тоника - или крепче.

потом был серый шершавый город
вокруг - и клеился тип нерусский.
но я вернулась. наверно, голод,
привел. пусти, я помою руки.

приглашение

давай соберемся и вместе полечим
свою психопатость. сегодня аж руки
свело, когда я обнимала за плечи
себя в переполненном брюхе маршрутки...

купи мне чего-нибудь выпить - покрепче,
побольше - я брошу вести этот трезвый
свой образ по жизни - и может быть речью
сумею - как раньше - колоть или резать,

а так - мне становится грустно и скушно -
могу и расплакаться - так, ни к селу и
ни к городу - просто подставив макушку,
куда приземлятся твои поцелуи...

горизонтально

ночь слежалась в жесткие складки
и отпечаталась на лопатках;
как спалось тебе - так ли сладко,
как в кишечнике - шоколадке?..

хватит валяться - завтракать подано,
мир - подмостки, вернее - подиум,
по которому мы и водим
хороводы в одном исподнем...

вечер, когда же наступит вечер? -
свечи, и тени проступят резче...
бросить на пол лишние вещи -
и - улечься...

томлюсь

слова вдруг всплыли (или осели?) -
смешно: откуда такая нежность?
на улице солнышко, май, веселье,
а я сижу в темноте, как нежить,

и пряжа тянется с губ слюною,
словами, ядом - моя отрава,
дурман, влеченье полуслепое,
душевный вывих, болячка, травма,

депрессия, ломка. меня, наверно,
такими темпами скрутит к лету...
гангрена молча ползет по нервам
со скоростью сто миллионов клеток

в секунду...

чрево-угодие

взять себя в руки. поставить на место.
толкнуть легонько в спину. и даже
задернуть цветастые занавески -
и день уйдет - поплетется дальше
на запад. море под ним прогнется
и станет искры метать, как лужа.

я знала - именно отрыгнется
то, что я жадно жрала на ужин.
меня раздуло. как шар. как парус.
я уплетаю за обе щеки
твои слова, что нельзя без пауз.
хочу - еще. и еще. и еще. и...

глухонемота

...считать минуты - сухой песок
из колбы А в колбу Б. так жажда
заводит в пустыню - язык присох
и в норке горла издох однажды -
наверно, тоже считая свои
отрезки времени - после шестого
гудка - доходит, что, позвонив,
не глупо сделаешь, а жестоко, -
и бесполезную, как бревно,
себя вымачивать в теплом душе
под шум воды - ибо все равно,
что слышать - лишь бы заткнуть им уши...

в бегах

мы все однажды умирали -
и не однажды - с переменным
успехом, - будто бумеранги,
летели - чтобы непременно
вернуться с плачем "заберите",
ко рту присохшим, словно пена...
мы забирались в лабиринты
и там терялись постепенно,
мы собирались на вокзале
и разбредались по вагонам,
мы так друг другу не сказали -
ни напоследок, ни вдогонку -
что любим, что бежим напрасно,
что после всех своих ошибок -
мы переходим жизнь на красный -
и попадаем под машины,
и нас находят - по больницам
и по провинциальным моргам,
и нас опознают по лицам,
а иногда по ним - не могут;
в ход все идет - и группа крови,
и шрамы, и татуировки,
но что ответить ими, кроме
того, что все мы полукровки,
что оказались мы случайно
и в этом городе, и в мире...
но нас находят и сличают
с изображением - как в тире
прищурившись - анфас и в профиль -
ты, ты - не эта - так другая! -
и следователь варит кофе,
тебе уже не предлагая...

взвесь

остаться. шваркнуть оземь подойник.
карты порвать, теряя рассудок -
не те, из которых построен домик,
а те, на которых сложный рисунок
дороги к домику. все дороги -
к нему. но можно остыть. остаться.
поправить прическу, очки, здоровье.
остановиться на тихой станции.
остыть. горячительного губами
коснуться. и посмотреть с порога,
как соблазнительно изгибает
свой стан уже не твоя дорога...

осеннее настроение

...своими касаниями утомишь - как
осеннее солнце - но некуда деться,
и я разлечусь на страницы - как книжка -
сухие листочки с прожилками текста...
заглавная буква, мешаясь со строчной,
дает иероглифов злобных уродцев, -
их надо бы вымарать - только не срочно:
безделье умеет и любит бороться
с желанием встать, потянуться, одеться
и дверь запереть не своими ключами...

...сухие листочки с прожилками текста -
они и сегодня тепло излучают...

сезон

...как леденец - достать из синей
обертки неба зелень мая...

...я становлюсь невыносимей
еще - и это понимаю, -
я стала старше - постарела,
я стала суше - жестче к лету,
и сколько-то еще сгорело
нетерпеливых нервных клеток...
осталось подождать немножко -
и все изменится, как мода...

...и осень упадет - как с ложки
на стол густая капля меда...

напрашиваясь на распросы

...спроси меня что-нибудь непонятное.
спроси, например: голодна я?
или съела чего, что пятнами
вся пошла? головная
боль ли мучает - или иная?
(не говори - какая) -
что так судорожно сминаю
кромку платка руками? -
спроси (заметив, что ужин съеден):
как я насчет макаронных
изделий? - как спрашивают о последнем
желании приговоренных...

что я сказала?

что я сказала? - так, бекала, мекала,
сопротивлялась... а было бы здорово -
взять и распасться - на клетки, молекулы,
стать пресноводной такой инфузорией, -
взять и распасться - а не растасканной
стать по кусочкам, частично утерянным;
не попрощаться - а просто расстаться, -
только для этого надо уверенной
быть - а я бекаю, мекаю, мямлю -
так и впитаюсь когда-нибудь недо-
писанной строчкою - в землю: земля мне
ближе, чем небо...

легионер

...любимые считают выстрелы,
а ненавидящие - промахи...
он был солдатом - вот и выстроил
мир марш-бросков, бессонниц, пороха.

в копилку сыпались лишения,
и пергидролевые бестии
служили тоже - но мишениями,
хотя и дожили до пенсии...

он был солдатом - спал навытяжку,
носил одно - зимою, летом ли.
придя домой, он хрумкал выпечку
и сравнивал ее с галетами.

передвигался он лишь быстрыми
шагами, говорил лишь точными
командами. себе он выстроил
мир перебросок между точками -

горячими, обычно южными.
он строил мир - и отношения -
где были, в общем-то, ненужными
те, кто не мог служить мишенями...

бестолковое

бестолку... словно книжная полка -
напичкана знаниями - взамен -
ты тоже будешь гореть, но только
не этим синим, как сетка вен,
пламенем - рыжим, горчащим дымом,
памятью - лишней в посмертном пекле...
я б пожелала тебе с любимым
там оказаться - на миг, на век ли -
бестолку... вымочу лучше в спирте
чувство ненависти - и с чистой
совестью в ту же постель, где спите
вы - лягу одна - лечиться
от бессонницы...

самокопаю

...душа распялена паутиной -
из точки - к дюжине прочих точек...
сценарий, написанный по мотивам...
нет, я забыла первоисточник -
я путаюсь в паутине кармы,
глазами фасеточными в отснятом
материале считаю кадры
и содрогаюсь на двадцать пятом,
и спотыкаюсь на ровном месте,
роняю под ноги человека -
и поднимаю себя - без вести
пропавшую более четверти века
назад...

ты думаешь?..

ты думаешь, это легко - быть слабым,
с комком эмоций в осипшем горле,
и все пути - бесконечный слалом -
неважно, катишься вниз ли, в гору ли?..

ты думаешь, это легко - быть ниже
травы - в трясине - и тонешь, тонешь
сначала в черной зловонной жиже
жизни, потом - в ледяной ладони

спасателя?.. думаешь, это просто -
грустить если весело, если грустно -
смеяться?.. не оттого, что ростом
не вышла - я прожила с прокрустом

довольно долго...

вотпуск

...я распадаюсь на элементы...
собраться, что ли, как вещи в сумку,
повиснуть на чьем-то плече... или лето -
не для того, чтобы спать со стуком
колес? смотреть на одни и те же
пейзажи - будто едешь по кругу -
по циферблату. и только реже
стоянки. и отвечаешь грубо
на неказистые комплименты.
не отличаешь причины от следствия.

...я распадаюсь на элементы.
я уже знаю - это последнее
путешествие...

успела

у боли в руках не кнут,
а кухонный нож, который,
если в тело воткнуть -
делать это повторно
без надобности. замри,
потому что, как прытко
ни рванешь - до двери
не добежишь. но пытка
хуже, чем "чик - и все".
ампутация тела.
без наркоза - но в сон -
в обморок - ты влетела,
как в последний вагон...

про страх

я стала опять ничьей.
я стала бояться ночей.
я стала бояться ключей
звона. и кирпичей
с крыши. резких лучей
солнца утром в окно.
бояться уйти на дно
ванны. а заодно -
остаться опять одной -
хотя куда уж одней!
я стала бояться дней,
людей, собак, лошадей,
коров - и опять людей...
я, в общем, всего боюсь.
я злюсь на себя, и злюсь
на страх и на эту злость,
на полугламурный лоск,
щекотку бесстрастных ласк...
я так уже завелась -
как никогда со мной
не было - мне самой
стало страшно...

детская

ночью мне легче поверить в ужасное:
вывернуть душу и вытряхнуть крошки;
плакаться: горько, безудержно, жалостно,
будто остались лишь рожки да ножки...

ночью мне проще собраться и выскочить -
и лишь потом разобраться, опомниться...
ночью как сердце торопится выстучать
самое главное - так и бессонница

шепчет свои откровения ласково -
так, что не надо ни сказки, ни книжки -
только лежать и с закрытыми глазками
таять в объятиях ватного мишки...



... Я змея, ледяная на ощуп ... 
... Незабудки, стихи мои ... 
... Проза не даст соврать ... 
... Я смеюсь - но так безрадостно ... 
... что осталось теперь от моих гостей? ... 
... мой дом такой же карточный - такой же ... 
... Сменю прическу - и начну с начала ... 
... Говорить о погоде ... 
... Слушать - вполголоса подпевать ... 

© Лена Шмарцева aka LenaS