Порция восьмая

*   *   *

Сменить пластинку — это сначала
Надо выбрать: а на какую...
Я бы, конечно, вообще смолчала,
Но — не пугаюсь, нет — не рискую
Давать добро твоему потоку
Слов, захлебнуться одновременно...
Так константа мечтает о том, как
Стать на минуточку переменной...
Так волна призывает ветер,
Чтобы пшикнуть о камень пеной...

Солнце тоже вот постепенно
Греет меньше, слабее светит...

*   *   *

Не ради же какого-то стишка
Все это приключалось тут с тобой
И исподволь, верней — исподтишка,
Без спроса — стало, так сказать, судьбой.

И ты их пишешь каждый божий день,
Не думая — зачем или о чем, —
Не для себя, не для других людей,
А просто потому, что обречен,

И в этой обреченности — судьбе, —
В краю кривых и сдвинувшихся крыш
Ты словно ненормальный сам себе
Невнятно что-то в рифму говоришь...

*   *   *

Ты стал уже настолько осторожен,
Что никогда не сядешь на ежа.
Выводишь свою линию без дрожи
По белому пространству чертежа.

И потому становишься двумерен.
(Нет, слово «плоский» не произнесу.)
Мы не летаем, потому что верим,
Что телу безопаснее внизу.

А что душа — так, может, это сказка
Для маленьких детей и дурачков.
И твой чертеж — последняя раскраска
Оставшихся без розовых очков...

Закрытие сезона

Не вымерло, а просто стало тише
Там, где орали дети, и отцы
Стучали молотками то на крыше,
То в доме, и захлебывались псы,

Оберегая малую границу.
Холодным ветром в город сдуло всех.
И память о жаре еще хранится,
Но остывает, превращаясь в снег.

Последний дачник впихивает сумки
В багажник. Только ты у моря ждешь
Погоды, но как минимум на сутки
Зарядит начинающийся дождь...

Вечером

Стать бы не словом, а так — числом
В абстрактной формуле: А плюс Б...
Но домик мой обречен на слом
И сор скопился в твоей избе.

Смешно, но я до сих пор учусь
Сама — и тебя заодно учу
Не сторониться причуд и чувств,
И если честно, то я хочу,

Когда смеркается, моросит
Дождь, нечто важное утаив, —
Вдруг проколоться и попросить
Одно желание на двоих...

Нотация

Знаешь, насколько все это не имеет значения?
В жизни важнее всего не понять для себя, зачем она,

А сделать что-то, чтоб стало и так понятно,
Хотя она, как купюра, пожевана и помята.

Ее надорванность (мы говорим «надрывность»,
Делая вид, что от замены букв нам открылась

Какая-то тайна) лишь добавляет сходства
С денежной массой, с простонародным «хоцца».

Но жизнь не сочинение: на что бы ты ни исправил
Свои/не свои ошибки, она все равно без правил,

И если взяться за ум не понарошку, то вскоре
Забудешь напрочь все, о чем говорилось в школе.

Все течет, все возвращается

Все надоело, но как ни крути,
А сутки и год — круглы.
Осенью хочется встать и уйти —
Скорей, срезая углы.

Летом накопленное тепло
Осень пьет из меня.
Мало воды еще утекло.
Ладно, не извиняй.

Нам не укажет ни бог, ни черт
То, чего мы хотим.
Много воды еще утечет.
Ладно, не уходи.

*   *   *

Ветер вернет твой крик,
Пепел испустит дым.
Вытяни, как старик,
Невод свой из воды.

Пересчитай улов.
Это всего лишь спорт.
Конвертируй в число,
Как ты собою горд.

Вечер еще не стер
Плоды твоего труда.
Не разведен костер
И не кипит вода.

Элегия

Время любит простые решенья, простые
Выборы: или — или. Ставит кресты и
Прочерки. Плюсы и минусы. И на первый
Взгляд не скажешь, что более портит нервы.

Все уже было и было неоднократно.
Даже осталась низенькая оградка
И метр на два покрытого сорняками,
Свободного от наветов и нареканий

Клочка земли. Когда ее, в самом деле,
На эти прямоугольники мы поделим,
Не будет ли это деление без остатка
Следствием приумноженного достатка?..

*   *   *

В общем и целом можно уже считать,
Что все получилось, — если сказать, что так
И было задумано. Если поверить в то,
Что жизнь — это ролик с кнопкой в конце «повтор».

В этом есть смысл, в отличие от других
Вариантов: боги ведь не враги
Человекам, хотя на должность ловца
Могут взять и зануду, и подлеца.

В том, что все позади, есть, конечно, плюс:
Я уже абсолютно не тороплюсь
И понимаю то, что вослед за мной
Весь этот мир потянется в мир иной...

Черная дыра

Мне снится иногда, что я живу.
Не делая конкретного чего-то,
А просто так. Такое наяву
Бывает, если входишь в ту же воду

Семь раз в неделю. Даже если пять.
Когда воспринимается как счастье
Не выставить будильник и проспать.
Уснуть и не проснуться лишний часик.

Наверно, надо просто звук убрать,
А то и вовсе выключить все то, что
Мешает не давать себе соврать
В словах, уже сжимающихся в точку...

О веревке

Ты не сразу почувствуешь, как поменяется ритм —
Прямо на полуслове: вот ты говоришь,
А вот уже кто-то другой за тебя говорит.
Ты не лишаешься дара речи, ты лишь
Чувствуешь, как немеет язык, хоть семь раз отрежь.
И голос из древнего прошлого: «Эй, малыш,
О чем ты думаешь? Ты ничего не ешь!»
Но ты не лишаешься слуха, ты лишь
Закрываешь ладонями уши, но этой сверх-
Чувствительностью наполняется каждый нерв...

Тебе уже не до хороших манер,
Но в этом доме не говорят про смерть.

*   *   *

Все потеряет смысл, и в первую очередь — это
утверждение. Смыл дождь осенний то лето,
что сумело нам так досадить духотою.
Я смогла промотать даже больше, чем стою...

Ты не вспомнишь ни слов, данных мне, ни меня, ни
как тебе повезло — без жены, и без няни,
и в том, что ты не писал стихов, и не только снится
покой. И не поплясал огонь по мятым страницам...

Но я не закончу речь на истеричной ноте:
чтоб хоть что-то сберечь — надо трудиться в поте.
Все эти «подожди» — как в полете монета:
у меня позади столько песенок спето...

Пробуждение спящей царевны

У последней песни ее куплет —
Последний, конечно — спет.
И спустя не высчитав сколько лет
Ты выходишь на белый свет.

А там — решительно все не так:
Дико выглядит твой наряд,
И метро не везет тебя за пятак,
И «спасибо» не говорят,

Если что-то не купишь. И даже принц,
Претендующий на судьбу
Твою, напоминает мокриц,
Недодавленных там, в гробу.

Дача в ноябре - 2

Давно с утра не слышен птичий свист
Над рытвинами вместо бывших грядок,
В которых лишь прожженный оптимист
Угадывает будущий порядок.

Земля лежит, раздав свои дары,
Раскинувшись бесстыже и нелепо.
Но в плотных тучах нету ни дыры,
И солнце не напомнит ей про лето.

Тем более, что скоро первый снег —
На той неделе, если не соврали.
И втихаря мечтают о весне
Лопаты, заключенные в сарае...

Все прошло

Все прошло и больше не надо ждать.
Ожидание — внутренняя вражда,
Не доходящая, слава Богу, до битв
Между не миновать и никогда не быть.

Можно сказать (только найти б кому),
Что горе меня выбрало по уму,
Что ворон у ворона сыра не украдет,
Что все суета и скоро совсем пройдет.

Мне нравится состояние deja vu:
Наверное, только в нем я еще живу,
А новое вызывает слезу и зуд —
Как инородное тело, как соринка в глазу...

Раскраска

Наверное, лучше, чтобы пошел дождь.
Чтобы гнилые листья пахли и прели
И налипали вторыми слоями подошв.
И эти размытые школьные акварели

Сменялись графикой. Или даже вообще —
Графиками. Набором кривых, отрезков.
Чем-то, в чем смысл не то чтоб совсем исчез,
Но дальше искать его стало неинтересно.

То, что нас ждет — только раскрой ладонь —
Все как на ней: дождь пополам со снегом,
Липкая грязь, ставшая утром льдом,
И лужа, сравнимая разве что с пролитым небом...

*   *   *

Научишься не возвращаться,
Не жрать надежды по ночам
Тайком, и годовщины счастья
Сама с собой не отмечать.

Потом, со временем, сумеешь
(Посмеешь) рассказать в стихах,
Но остывать начнешь к зиме лишь —
Тогда и боль начнет стихать,

Вернее, делаться фантомной.
Но сбудутся мечты — не те,
Душа чужая — будет темной,
И черной — кошка в темноте...

*   *   *

Я уже исчезаю, уже становлюсь
Незаметно прозрачней, и минус на плюс
Не дает результата — вообще ничерта.
Арифметика эта понятней, чем та,

Что осталась неведомо где. Где любой
Был уверен, что в сумме давали любовь
А и Б, — а не скорость, не пройденный путь.
Это все не имеет значенья. Забудь.

Все, что я попыталась в своей голове
Удержать — можно смело делить не на две,
А на тысячу мелких частей. Подели —
Все равно все сливается где-то вдали...

*   *   *

Навстречу дождику день бредет
Грустно, как с похорон.
Осень — когда, наконец, придет —
То сразу со всех сторон.

И ты не спрячешься, не сожжешь
Последний комок бумаг.
И если есть знак, которого ждешь, —
То это и был тот знак.

И нужно бежать, пока этот день
В себя не ушел совсем.
Оттенков серого в той воде,
Как в радуге, — тоже семь...



... Я змея, ледяная на ощуп ... 
... Незабудки, стихи мои ... 
... Проза не даст соврать ... 
... Я смеюсь - но так безрадостно ... 
... что осталось теперь от моих гостей? ... 
... мой дом такой же карточный - такой же ... 
... Сменю прическу - и начну с начала ... 
... Говорить о погоде ... 
... Слушать - вполголоса подпевать ... 

© Лена Шмарцева aka LenaS